Банкиры с пониженной ответственностью. Отношение судов к менеджменту банкротов смягчается

ГлавнаяНовостиБанкиры с пониженной ответственностью. Отношение судов к менеджменту банкротов смягчается

Верховный суд РФ (ВС) отказывается от жесткого подхода в делах о субсидиарной ответственности банкиров. В деле банка «Гринфилд» экономколлегия признала, что обвинительный уклон в таких делах недопустим, статус контролирующего должника лица не влечет его вины автоматически, нужно установить участие и выгоду такого лица в совершении убыточных сделок. Юристы полагают, что позицию ВС можно будет применять не только в отношении банков, но все же смягчение практики не должно применяться к бенефициарам бизнеса.

ВС рассмотрел спор в рамках банкротства банка «Гринфилд», где Агентство по страхованию вкладов (АСВ) требовало привлечь 12 лиц — владельцев и топ-менеджеров должника — к субсидиарной ответственности.

Претензии АСВ сводились к совершению ряда убыточных сделок в сентябре 2015 года (выдача займов «дружественным» банкам с признаками банкротства, покупка неликвидных векселей и прав требования к техническим заемщикам, выдача заведомо невозвратных кредитов) на сумму около 1,5 млрд руб., которые привели к несостоятельности банка.

Суды установили, что после перехода в 2015 году «Гринфилда» к новым собственникам он вошел в «неформальную банковскую группу», возглавляемую Магомедом Мухиевым и Михаилом Янчуком, которая проводила «агрессивную политику привлечения средств населения» под завышенные ставки с их последующим «размещением в активы низкого качества». Без проблем привлечь к субсидиарке удалось только господ Мухиева и Янчука как фактических бенефициаров, а также предправления Санала Пахомкина и его заместителя Александра Гуля. Спор с остальными ответчиками направили на новое рассмотрение.

В октябре 2020 года Арбитражный суд Москвы привлек к ответственности на 6 млрд руб. (сумма непогашенных требований) еще четырех членов правления и трех членов совета директоров «Гринфилда». По мнению суда, они одобрили убыточные сделки. Апелляция отменила решение, пояснив, что выгодоприобретателями сделок выступали господа Мухиев и Янчук, а их заключение инициировал Александр Гуль. Рядовые члены правления и совета директоров были «формальными сотрудниками» и «не могли оказывать влияние на принятие решений». Но кассация поддержала решение первой инстанции.

Ответчики пожаловались в ВС, настаивая, что не одобряли спорные сделки, а выписки из протоколов заседаний — фальшивки. Дело было передано в экономколлегию, которая поддержала решение апелляции. ВС признал, что кассация применила «недопустимый» обвинительный уклон, положив в основу своих выводов «не подтвержденные конкретными фактами подозрения». Но закон не презюмирует вину контролирующего должника лица (КДЛ), и для привлечения к ответственности «необходимо привести ясные и убедительные доказательства такой вины».

По мнению ВС, привлечь можно лишь тех, чьи действия «непосредственно привели к банкротству», а убыточность сделок не служит «безусловным подтверждением» оснований для ответственности.

Тот факт, что лица занимали одну и ту же должность в банке, не означает, что они одинаково виноваты. Если ответчик ссылается на то, что действовал разумно и добросовестно, истец должен это опровергнуть. Простое одобрение сделки членом коллегиального органа управления еще не говорит о соучастии в выводе активов, уточнил ВС, а здесь даже одобрение не подтверждено.

Источник: Коммерсант